Aug 122013
 

Все же помнят, что у Онегина – дядя честных правил, когда чего-то не того, он уважать себя заставил и все уважили его. Но как он заставил себя уважать? Пришёл с клюкой, и всем племянникам по очереди: “ты меня уважаешь? Ну я тебя сейчас заставлю!” Мне с детства было непонятно.

Тут, гуляя с ребёнком, раскрыл тайну Пушкина. Мимо на самокате носился польский мальчик постарше, лет четырёх, а ему попеременно то мама, то папа кричали буквально: “Уважай!” Это у них нечто среднее между “осторожно” и “внимание”. Очевидно, дядя Пушкина Онегина был поляком и заставил относиться к себе с вниманием, раз такой больной.

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)

© 2011 Истерия не терпит При поддержке docfish.ru